Ты мой самый лучший сон

Художественные публикации

Однажды я поняла, что существует что-то такое, что нужно (и это будет правильно) называть могучим словом «судьба». Есть некая тонкая нить, аккуратно придерживаясь рукой за которую, мы идем шажочками прямо, последовательно, не сворачивая…. Идти приятно, легко дышать и мечтать. И трава зеленая, и небо чистое, светлое, даже сверкают бликами по-особенному на тротуаре лужи (совершенно не кажутся грязными и лишними). Но вот, что ж поделать, любопытно нам сделать шаг в сторону, сойти с намеченного пути. Неописуемой красоты бабочка заинтересовала! И мы уже летим вслед за ней, пытаясь поймать или просто полюбоваться. Или за котёнком. Или ещё по какой-то причине мы выпускаем из рук ту самую нить. Важную, даже необходимую. В этот момент хрустальный домик снизу вверх начинает тихонько трескаться, неслышно, а мы меняем свое отношение к звездам. Но, в первую очередь, к самим себе….

1.

— Постой, постой! Ну, погоди, ну? Куда ты так спешишь? Пожалуйста, давай чуть медленнее….

— Нет. И не спорь.

— Ну, почему ты такой упрямый? Вредный, безмерно капризный, наглый. Пожалуйста, я не успеваю…

— Нет.

— Нет да нет, нет да нет! Неужели тебе меня нисколечко не жалко?

— Эллис, отстань.

— Неужели ты не видишь, что мне трудно идти, я не успеваю! Я не умею так долго и быстро ходить!

— Ну, не ходи за мной! Ха, не ходи! А? Слабо?

— Ай, не толкайся! Дурак!

— Вот иди и молчи.

Прохожие всегда как-то недобро поглядывали на них, то осуждающе, то сожалеющее, но всегда не понимая. Связанные одной нитью, да что там нитью – жгутом, затянуто навеки, в кровь. Она шаталась за ним, куда бы он ни пошел (у нее не было выбора, парень сильнее физически, к тому же, когда он срывался на крик, она всегда прекращала спорить).

— Хоть бы сказки мне рассказывал!

— Ещё чего?

— И песни пел!

— Отвали.

— Сам отвали!

— Тебе не надоело разговаривать? Мы только и делаем, что разговариваем, разговариваем и разговариваем.

— Больше слова от меня не услышишь.

2.

Как прекрасно «забывать»!

Я действительно восхищаюсь этим чувством, когда человек, который был когда-то важен и незаменим, вдруг становится никем. Например, 17:00 на часах не приводят уже в дикий восторг от того, что это время окончания рабочего дня этого «особенного» человечка. Ну, 5 часов вечера, ну, и что? Длинная пауза непонимания, но однажды вспомнится, что это «то самое время», заветное, долгожданное…. Такое важное когда-то. И радостно, что теперь это наиобыкновеннейшее вечернее время, какое только может быть. Или, например, привычка звонить «особенному» человеку, прогуливаясь с собакой. А когда звонки вынесены под запрет, становится не по себе. Вообще вредная вещь, я вам скажу, эти привычки!

3.

Эллис и ее супруг Феликс жили в тихом уединенном местечке на окраине города Н., спокойно, ссорились изредка лишь по пустякам. У них было двое замечательных детей. Старший – мальчик, спортивный целеустремленный паренек, и маленькая принцесса. Девочка обучалась игре на флейте, выступала на детских утренниках перед ровесниками и обожала фарфоровых кукол.

Эллис была замужем уже 19 лет. Устроенный быт, привычка печь блины по воскресениям, материальный достаток – женщина не имела необходимости работать, потому что ее супруг имел высокопоставленную должность, престижную работу. Но сама она, всегда мечтавшая о работе гида в таких городах, как, например, Париж, Лондон, Женева, Рим… имела предрасположенность к изучению иностранных языков, что тешило ее самолюбие.

Внешне это была стройная, красивая, ухоженная женщина изящного возраста, сорока четырех лет, с голубыми, блестящими от счастья, глазами. Её очень радовал факт сохранения семейного счастья на протяжении столь долгого времени, несмотря на различия между характером мужа и ее собственным темпераментом, несмотря на некоторые финансовые трудности (без них никак), которые сопровождали их семью лет 7-8 назад, что как раз пришлось на рождение второго ребенка, восхитительной девочки Альбины. Эллис гордилась своим терпеливым характером, мудростью, умением понять и выслушать, поддержать, а иногда даже и посоветовать супругу какой-нибудь неожиданный тактический ход. Способность жить жизнью других людей, близких, вникать в глубину их проблем ни один раз играло в жизни Эллис решающую роль. Яркая, эффектная, веселая, умная, щедрая, но слабая женщина. Чуть-чуть пораненная шипами свежесрезанных роз, она всегда выглядела на миллион долларов.

Она познакомилась с будущим мужем на своем двадцатипятилетнем дне рождения. Феликс был другом приятеля ее лучшей подруги, и у них сразу же обнаружились масса общего: взгляды на жизнь, семейные традиции, общее увлечение психологией, любовь к животным и легкомысленное отношение к деньгам. «Это любовь с первого взгляда», — тогда подумали оба.

Так, день за днем и год за годом два любящих сердца платили за любовь любовью. «Я говорю тебе «спасибо» за тебя» — это и было самым важным в жизни самой обычной семьи высоких правил….

4.

Ещё за пару месяцев до замужества, когда Эллис переехала в родовое гнездо супруга (покойные родители Феликса удостоили его огромного по величине и дорогостоящего особняка, благо других наследников не нашлось), в ее сны начал часто приходил парень. Незнакомый, незаурядный. Какой-то взбалмошный тип, и всегда в разных ролях: то он — рыцарь, то он — шут, то президент страны, то сосед, однажды даже в роли мужа явился! Мечтатель…. Эллис полюбила смотреть Его сны. Обычно такие видения бывали перед важными датами, годовщинами, праздниками, рождением детей и даже потерями близких родственников или друзей из детства. Наблюдая за неким весьма странным (по ее личному мнению) парнем во сне, женщина никогда не могла предугадать радоваться ей или плакать. Так пролетал и бессонный август, и звездный ноябрь. В ее снах этот незнакомец, волшебник, странник, бегал по снегу не оставляя следов, кидался осколками звезд в улетающих на юг птиц (он с яростью называл их предателями) и рисовал в реке радугу, которая лишь потом появлялась на небе. От него всегда пахло ранним маем. Согласитесь, незаурядный парень, а?

А однажды, в канун Рождества, он, волшебник из другого мира, мира заоблачных грез, который неизвестно существует ли, нет, не признался…, а заявил, торжественно и гордо, что влюблен. А потом добавил «с самого детства и являюсь однолюбом». На шутливый вопрос Эллис о том, что за мадемуазель удостоилась такой чести, пилигрим на удивление робко ответил, что именно она….

Такая разная любовь!

Волшебник дарил ей раскраски, разные, детские, простые и сложные, говорил: «Вот тебе и кисти. Нарисуй нашу любовь. А я напишу стихи». Эллис не умела рисовать даже в детстве, но в Его снах у нее получалось на удивление хорошо. Ведь контур рисунка в раскрасках есть – что будет на картине, незнакомец всегда решал сам. Эллис, привыкшая быть послушной и робкая по натуре, охотно подчинялась и выполняла его, как ей казалось, наивные поручения. Так, страница за страницей, она угадывала в рисунках свою жизнь, свое прошлое, мужа и детей.

Просыпаясь утром, она никогда не рассказывала Феликсу, подругам или родителям о своих особенных снах. Эллис боялась, что ее сочтут ненормальной, сумасшедшей. Вместо этого она много читала, изучала природу снов, сознание и подсознание, все чудные слои головного мозга. И сидя одним из долгих осенних дней перед теплым камином с книгой, глубоко задумывалась, улетала далеко, то ли в далекие излюбленные страны, то ли просто по свету в поисках ответа на главные, ключевые вопросы ее второго мира. Феликс неоднократно интересовался у супруги, что значит ее уход в себя, не беспокоят ли неизвестные ему переживания и мысли, а Эллис молчала и думала «Если бы ты только знал». Не в ее силах было прекратить полуночные встречи с таким необыкновенным бессонным другом. Пытаясь прогнать мысли, она называла беседы дружескими, но это было нечестно по отношению к ней самой. Свидания. Более того, романтические свидания. Со временем Эллис начинала замечать, ловить себя на мысли, что она ждет ночи (особенно зимой, зимой волшебник всегда приглашал ее гулять в заснеженный новогодний лес, знакомил с говорящими зверушками), ждет встречи, ждет интересных новостей и захватывающих рассказов. Обычные сны приносили ей разочарование и тоску, также как и люди, которые никогда не видят сновидения. «Люди разучились смотреть сны», — как-то сказал ей незнакомец.

Даже спустя годы ночных встреч, Его снов, волшебник оставался для Эллис лишь незнакомцем, тайной за семью печатями. Она не знала ни имени, ни рода деятельности (хотя какая тут может быть деятельность – во сне?). Но самое удивительно было другое: с каждым днем, а вернее, с каждой ночью, Эллис всё отчетливее понимала, что у необычного мужчины есть реальный жизненный прототип, которого сама она ни разу в жизни не видела! Как возможно дожить до такого возраста, объездив полмира, иметь столько знакомств, но упустить самую главную встречу! Попробуй не поверить после такого в карму и прошлые жизни…

6.

— Запомни, нельзя готовить еду и любить по чужим рецептам.

— А как?

— Что за глупые вопросы? Сама, всё сама.

— Люди зациклены на своих проблемах, неудачах, бедах, им не до придумывания новых путей, новых рецептов. Жить по указке гораздо проще.

— От того они и несчастны…. А зачем вам проблемы и беды? Зачем о них думать?

— Они тревожат душу, не дают спокойно…

— Всё пройдет и станет прошлым.

— Хорошо тебе говорить, рассудительный ты наш!

— Да… мы с одним приятелем любим рассуждать о Вселенной, о смыслах… сидя на кратерах!

— Смеешься надо мной?

— Ничуть.

— Понимаешь, у многих людей нет того, чего они хотят. Любви, семьи, благополучия… счастья! Везения, в конце концов.

— Детский сад! Причем тут везение – они не хотят.

— Не хотят быть счастливыми?

— Или мало хотят.

— А разве можно измерить величину желания?

— Можно измерить абсолютно все, даже любовь. И хотеть нужно сильно и много! Какой смысл хотеть мало, если можно хотеть много, ведь в обоих случаях всё будет так, как ты хочешь.

— Подожди, я совсем запуталась…

— Что именно?

— Но… как измерить величину, например, любви?

— Лепестками ромашек. Не «любит – не любит», а именно их количеством. Или, например, силой аромата цветка, свежестью бутонов, терпением в ожидании нераскрывшихся и воспоминанием об их красоте, когда они уже завяли… Памятью, понимаешь, Эллис?

— Думаю, да.

— Я заметил, что любовь у вас вообще воспринимается как что-то сверхъестественное и крайне необычайное.

— Почему?

— Люди хотят любить.

— И что же в этом странного?

— Странно то, что вы не задумываетесь о том, любят ли вас. Или задумываетесь слишком поздно, когда по уши в своем одностороннем чувстве увязли. Некий эгоизм….

— Ложь!

— Да не спорь ты…

Внезапно закружилась голова, всё вокруг сначала жутко потемнело, потом как-то слишком посветлело. Она вдруг представила, как всё должно было быть, его, восемнадцатилетнего паренька, сутулого, худощавого. Того, с кем гуляла бы ночами. Того, кто заставлял бы ее делать безумные поступки, а потом нещадно бросил, Бог мой! Из миллиона путей мы выбираем единственный путь, лучший, но не всегда свой. Из миллиона жизней проживаем одну, лучшую, но не всегда свою. Память кто-то бережно год за годом стирает белым ластиком, приговаривая «пусть тлеет»…. Наверно, нельзя просто взять и выбросить человека из жизни, если только речь не идет об окне. Проживая не свою историю, мы всегда задумываемся, а как могло быть? А люди с одинаковыми линиями судьбы, всё равно перейдут дорогу, чужими и одинокими, отвергнутыми и навязчивыми, возвращаясь снами…

7.

Как же важно вовремя закрыть глупую книгу, прекратить заниматься нелюбимым делом или выгнать любовь из сердца. А разве можно? Вкладывать только в прибыльные дела, любить того, кто любит в ответ, ещё куча правил…. Да кому они нужны, эти умные книжки, догмы? Никому ведь, никому.

За ошибки приходится платить, авансом или нехотя после. Судьба всегда найдет лазейку, чтобы вмешаться в вашу размеренную, продуманную, построенную по вашим правилам и собственному желанию жизнь. Просто есть нити, которые не разорвать, и есть дороги, с которых не сойти.


© Все права защищены | Газета онлайн «Молодежное.инфо»

Автор: Михолап Рада (Россия, Красноярск)