Старость – расплата за восторг от красоты бытия

Общество

Старость. Пока мы молоды, она кажется запредельной — далекой. Старость – это то, о чём не нужно думать. В своё время она придет. Прямо как смерть, не правда ли? Те молодые люди, которые живут с бабушками и дедушками лучше познали это явление. По крайней мере, так кажется. На деле же старики для молодёжи практически все одинаковые. Да, их проблемы и желания находят своё понимание: все уступают место старшим, помогают материально. Но всё равно старость очень объективизирована. Так же как -детство.

Когда человек давно не молод, он перестаёт восприниматься как личность. Все мысли по поводу него –  сколько хватит до пенсии, нужно ли купить лекарство… Так же как детей никто не воспринимает в качестве индивидуумов. Если ребенок плачет – его «затыкают» конфеткой, если дерётся – дают подзатыльник. Если ему чего-то не хватает – откупаются новой игрушкой.

На самом деле, дети и старики очень похожи в силу беспомощности и возрастного инфантилизма. Если в детях порой еще нельзя разглядеть цельную личность, то с пенсионерами совсем другая история.

Замечали ли вы, как они смотрят? Все по — разному. У всех по — разному исперещены морщинами лица, по-разному лежат руки на коленях где-то в тени садовой набережной среди кустов и ветвей. А как они ходят, как смотрят.. У многих старух и стариков во всех их движениях остались следы былой грации, стати. Кто-то высоко и гордо по привычке держит давно поседевшие головы. Кто – то не следит за собой так же, как и не следил раньше. Неопрятность – отнюдь не прерогатива старости и слабоумия.


Мы все несем за собой наши привычки, желания и мысли. В свои сны, в письма.
В наше будущее. В нашу старость.


Выходя из наркоза в полусне, на стыке двух миров, каждый говорит о разном. Наше подсознание выдает нам то, о чём думалось чаще, что больше вспоминалось. Кто-то ругается, кто-то говорит с близкими, кто-то в суете вспоминает незаконченные дела. Вы когда-нибудь наблюдали человека только — только после операции? Отходя от наркоза, кажется, что он несет полный бред. Но если прислушаться, слова и фразы обретают ясность, и всё становится на свои места.

Мы все разные, и смена нашего состояния никоим образом не меняет нас самих. Стоит взглянуть хотя бы на пьяного человека: кто-то начинает драться, а кто-то признаваться в любви. Опьянение – своего рода тоже измененное состояние. Так почему же старики перестали восприниматься как личности? Только близкие родственники, которые не первый год с ними, знают их. Знают по настоящему, а не узнают.

Ведь позади них целая жизнь. С буйством красок и реками слёз. Нам кажется, что мы молоды и жизнь наша максимально наполнена эмоциями и событиями, а старики словно пещерные люди, у которых всё — всё по — другому. Но стоит  задуматься: ведь если жизнь наша, как резвый ручей, то их — как огромный безбрежный океан. В их сердцах сотни таких моментов, которыми живём мы в данный момент. В которые нам кажется – вот он, тот самый пик жизни, те минуты безграничного абсолютного счастья. У них – этих седовласых безумцев, беззубых мудрецов – за плечами горы таких событий. Бесконечно прекрасных и горько печальных.

Их слишком много, чтобы можно было вместить в душу одного человека. Она просто этого не выдерживает. Её разрывает от гущи событий, от красок жизни, от великого множества красоты. Душа лопается, рвётся на части, и это выливается в сморщенные пальцы и полысевшие головы, в сломанный голос и исчезающую память. Старость – это своего рода расплата за тот восторг от красоты бытия в его ужасах и радостях, который можно испытать, только прожив долгую жизнь во всей её многогранности.


© Все права защищены | Газета онлайн «Молодежное.инфо»

Автор:  Бурученко Анна Сергеевна (Россия, Москва)