Мы все идём по кругу, раз за разом

Художественные публикации

Она сидела на подоконнике, прислонив голову к холодному стеклу. На коленях у неё лежала книга Бредбери. Да, она любила читать его рассказы, когда всё становилось совсем плохо. В руках, пробиваемых мелкой дрожью, держала горячий кофе, который пытался хоть как-то согреть её. Клетчатый плед прикрывал плечи. А слёзы стекали по белой коже. За окном падали листья. Желтый сменялся красным, красный сменялся бордовым, так по цепи снова и снова. Кажется, всё длилось вечно. Мы все идём по кругу, раз за разом. Снова и снова.

Всё что с ней происходит, разливается желчью внутри и поглощает всё на своём пути. Адская боль наполняет её уже несколько дней. И лишь одна мысль крутиться в голове. «Почему? Почему опять я?». Она сидела так несколько дней. Благо родители уехали отдыхать и не знают ни о чем. Для них она всё такая же счастливая и весёлая. Что-то больно кололо в груди. Часто и сильно. Она старалась уйти от мира. Абстрагироваться от всего, что происходит вокруг. Ничего не выходило. Мир разрушен. Ей надо всё переосмыслить. Ещё пару дней назад она прыгала, смеялась, радовалась со всеми и была счастлива. Вот именно, что БЫЛА.

Никогда не знаешь, что может произойти с тобой через десять, двадцать минут. Когда ты счастлив, тебе кажется, что всё так и должно быть. Но потом происходит нечто такое, что выбивает тебя из колеи. Нечто, которое заставляет тебя задуматься, а правильно ли ты расставил приоритеты, правильно ли ты поступал до этого момента. Вот и она сидела и думала об этом. Листья всё продолжали падать, красиво, да, пожалуй. «Они умирают, чтобы переродиться вновь. Хм, как и мы. Мы умираем, чтобы стать чем-то новым, неповторимым, но всех нас ждёт один и тот же конец. Каким бы ты красивым, сильным не был».

Кофе стало остывать. Книга упала на пол, и валялась где-то под батареей, там было теплее, чем на холодном подоконнике. Она закутывалась в плед, как в кокон и чего ждала, смотря далеко вдаль. Она понимала, что жалея себя ничего, не изменит, но без этого ей было никак. Она не могла никому рассказать. Не могла пожаловаться. Это было не в её стиле. Она не любила жалости со стороны. Но вот своей могла упиваться долго. Только после этого всегда обвиняла себя во всём, что произошло, отчасти это было правдой, но не сейчас. Здесь она впервые не провинилась. И не может себя винить. Что ей менять, как теперь верить и доверять… не понятно.

Сидела она часами и думала, анализировала, пыталась понять, может она тоже где-то сказала что-то лишнее, где-то повела себя не так, но ничего не находила. Всё было хорошо, даже прекрасно. Она отставила кружку и одна слеза выкатилась из уголка глаза через щечку, припухлые губы и утонула где-то далеко. Эта последняя слеза забрала всё с собой. Теперь ничего не изменить. Если так должно было произойти пускай. Она мешать этому не будет. Всё что не происходит, всё к лучшему.

Сквозь серые облака стали выглядывать солнечные лучи и с их появлением стало так легко, так просто. Она не виновата в том, что произошло, и наконец-то смогла это понять. Жаль, что потеряла многое. Но и взамен придёт не меньше. Плед скатился на пол к рассказам Бредбери. Впервые за несколько дней она перестала чувствовать боль. Перестала страдать, как физически, так и нравственно.


© Все права защищены | Газета онлайн «Молодежное.инфо»

Автор: Шморгунова Елена Александровна (Россия, Санкт-Петербург)