Они украли все, что я так любил отдавать им сам

Художественные публикации

Вы знаете, что я стал ненавидеть людей? Там, внутри у меня было столько для них места. Я мог впустить кого угодно в свой уголок, дверь всегда была открыта. Многие заходили ненадолго. Ну и чему тут удивляться? Все вечно куда-то спешат. Убегая, они оставляли на память о себе какую-то мелочь. Растворялись, и долго я их не встречал, потом неожиданно появлялись снова. Шли годы, а мой приют все так же был открыт.

Конечно, цветной вывески не было, да и кому  скажите  в наше время нужен внешне бедный дом  со старыми окнами? У всех есть свой мирок с бронированной дверью, красивыми  свежо-выкрашенными стенами. Ну а что за дверью, внутри — не важно, никто и не узнает, ведь мы привыкли ходить в гости, а к себе впускать не решаемся. Так, на пороге поболтали, улыбнулись друг другу  и пошли по своим делам. А мне нравилось впускать людей. Это были единицы, но когда они входили в мой серый с виду дом  удивлялись:  с каким вкусом он был обставлен внутри, сколько в нем было тепла и света.

Разговорившись, они останавливались в моей душе, там всегда было много свободного для них места. Как они любили рассматривать мою комнату, читать мои книги, слушать мою музыку, видно было, что им нравилось все то, что я хранил у себя внутри, но их гордость не позволяла проявляться их искренности. Мы могли говорить часами. Я собрал много рукописей,  тысячи часов записи их голосов и запомнил  тысячи фраз. Я делил с ними грузное и томное молчание, у  меня всегда хватало места для их радости и горечи. Шло время, я заходил в опустевшие комнаты и собирал оставленные после них следы. Приятно было найти затаившиеся улыбки на затертой фотопленке, но как  часто я заходил и обнаруживал там черные следы от ботинок, груду мусора, как много было там язвительных слов, все словно рушилось на моих глазах.

Я не мог долгое время понять этих людей, ведь я впускал их в свой дом, а они, уходя оставляли после себя все, что им не нужно было. Я прощал их, впускал снова, а они продолжали   уничтожать, рушить, уже не стесняясь этого. Дверь захлопнулась, тишина…  Я  долго убирал, жег в камине всю эту ненависть к себе, и  лишь некоторые люди помогли мне спрятать это подальше в мешки, подальше от сердца. Я не злился на лицемеров и циников, я лишь привязывался к ним. С каждым годом ко мне приходило все меньше людей. Яркие огни и праздность-все, что влекло их. Они предпочли роскошные залы с дорогими картинами. Там никто никого не слушал, вокруг царил неистовый, громкий смех, в котором было мало искренности и много фальши. Возвращаясь к себе  домой, они тонули в той грязи, которую им больше некуда было деть.

Мой приют стал тесен, но по-прежнему я забывал запирать дверь. Как я любил тех, кто мог послушать игру моего рояля, ведь все любят утонченную музыку, я старался радовать их. Но как только клавиши издавали расстроенные звуки, все уходили и оставались снова единицы. С годами мы взрослеем,  и вечера становятся другими. Мой приют холодел от ночного света. Я слушал душераздирающий, вопиющий грохот часов, они отмерял секунды и каждая казалась мне вечностью.

Я ждал и никто не шел, тогда я одевался и уходил прочь. Я терялся в глубинах шумных улиц. Вот оно одиночество — сотни домов, горящих окон, мелькавших  лиц, а ты идешь  по отдельной дороге. Ты  вроде не один, но ты сам. В ребрах были спицы, сердце кровоточило, и душа разрывалась от боли. Я бродил, держа ровно спину, и не подавал виду. Я сел на лавочку, закрыл глаза. В голове появились строки моего любимого стихотворения:

«По улице моей, который год звучат шаги — мои друзья уходят…»

Что было внутри меня я уже не мог разглядеть, я нечего не видел, не было света, даже спички не было, я запинался о собственные мысли. Я медленно  встал, шел по дороге куда глаза глядят, дул ветер, такой сильный, что внутри меня сквозняк разметал все вокруг, в воздухе летал пепел, я сел у камина, который никогда не гас внутри меня и закрыл дверь. Ко мне подошла женщина, что-то спрашивала, будто стучалась ко мне в дверь, но я ее не слышал, я медленно шел, в глазах моих горел пленительный огонь…

Вы знаете, что я стал ненавидеть людей?  Они украли, разрушили все, что я так любил им отдавать сам.


© Все права защищены | Газета онлайн «Молодежное.инфо»

Автор: Сиротина Анастасия (Украина, Теплодар)