Современное искусство — кто победит?

Культура - искусство

«Ты так уродлив, что мог бы стать шедевром современного искусства». Именно так, с выражено негативной оценкой принято говорить о современном искусстве. Наверняка это не случайно. Рассматриваешь новое творение признанного (хотя признание – понятие слишком относительное) художника, пытаешься найти в этом какой-то скрытый смысл и концептуальные составляющие и…ничего не находишь. И совсем неутешительные мысли приходят: «Неужели дело в моей недостаточной образованности (говоря неполиткорректно – недалекости) и мне не дано понять таких элементарных вещей, или дело в самом искусстве? Да и искусство ли это?»

На этот вопрос не могут ответить  видные художники и культуроведы. А как же тогда  быть простому обывателю, не разбирающемуся в тонкостях композиции или теории искусства? Отделить «зёрна» от «плевел», искусство от неискусства, настоящее от фальши?» Разобраться в этом нам помог художник, преподаватель кафедры монументальной живописи ОмГПУ Евгений Дорохов.

– Евгений Дмитриевич, что, на ваш взгляд, стоит за определением «современного искусства»: исторический этап в  развитии культуры, появление новых способов осмысления действительности или совершенствование уже имеющихся жанров и техник?

– Скорее, это синтез обозначенных вами понятий. Идея разделять искусство на современное и традиционное не нова. Она возникла в конце 19 — начале 20 века, когда в противовес господствующему академизму появляется символизм, названный декадансом (в переводе с фр. упадок). Символизм выражался в стремлении художника уйти от реальности в нарисованный в его воображении идеальный мир. Вообще декадентские тенденции возникают именно в переходные эпохи, когда устаревший тип мышления уже не актуален, а новый еще не сформировался.  В наше время, на мой взгляд, происходит то же самое. Кажется, что все выразительные возможности искусства уже исчерпаны и невозможно развиваться, использую традиционные модели и техники. Возникают иные способы осмысления действительности, в рамках которых как раз появляются и новые жанры, и новые техники.

– А какие именно жанры и техники появились сравнительно недавно и чем они отличаются от традиционных?

– Новых жанров, на самом деле, очень и очень много, живопись уже давно не просто холст и краски. Новые творения часто создаются из необычных на первый взгляд материалов. Одно из самых интересных направлений, на мой взгляд, это уникальная графика – огромный простор для фантазии художника.

– Насколько это «отхождение» от традиций оправдано?
– Новые идеи требуют новых средств. Объясню почему. Тема, над которой я сейчас работаю – формирование мироздания через цифры. Однажды я задумался, что числа вокруг нас – неслучайны. Они сопровождают нас от самого рождения и до смерти. Появляясь на свет, мы сразу же получаем свидетельство о рождении с определенным номером, затем – паспорт, медицинский полюс, номер дома, автомобиля. Можно перечислять до бесконечности. С помощью чисел можно описать что угодно: человека, вещь, Вселенную. Даже такой исконно словесный тип, как стихотворение, может быть записано цифрами!

В своей работе я захотел изобразить Вселенную с помощью цифр. Изображение звёзд на холсте с цифрами банально. Поэтому я решил действовать иначе и отобразил Вселенную как три круга, вырезанных из пенопласта. Получилось нагляднее и интереснее.

– Вселенная, звезды, планеты – темы, как мне кажется, свойственные «новому» искусству в целом. А что еще волнует современных художников?

– Особенность мировосприятия современного художника в том, что он, переосмысляя действительность, стремится не создать альтернативную реальность, но и познать окружающий его мир, вселенную. Поэтому так часты обращения к космической теме. Сейчас, в эпоху глобализации и информатизации, особенно интересна тема частной жизни отдельного «маленького» человека в нашем «прекрасном и яростном» мире. Потому современное искусство не только концептуально, но и максимально индивидуально.

Но не кажется ли Вам, что единственная цель некоторых современных художников – самопиар, не более?

Как говорил Эгон Шиле, искусство не может быть современным: искусство – вечно. Искусство может быть либо искусством, либо неискусством. Люди, которые занимались творчеством как ремеслом, как средством зарабатывания денег были всегда: и во времена Репина, и во времена Леонардо да Винчи.

И все-таки, можно ли любить современное искусство?

—  Как мне кажется, это вопрос риторический. Среди ценителей прекрасного всегда найдутся страстные сторонники современного модерна, считающие, что абстракционизм пятилетней девочки из Австралии (который продается за тысячи долларов на аукционах) или скандальная «Родина» галериста Марата Гельмана – новые шаги в развитии искусства. Совсем других взглядов придерживаются их оппоненты, уверенные в том, что «каляки-маляки» ребенка, не осознающего до конца (да что уж душой кривить – не понимающего), что он делает, или попытки прославиться, выбирая скандальные темы для своих картин, – псевдоискусство и что нам нужно обратиться к картинам Репина или музыке Чайковского, чтобы осознать, что есть искусство на самом деле.

В этом вопросе следует руководствоваться не общепринятыми мнениями, а собственным вкусом и, я бы сказал, внутренним чутьем.

-Допустим, любить – можно, но как? На мой взгляд, современное искусство может не нравиться не только в силу своей непривычности и некоторой «странности», но и излишней абстрактности, непонятности. Какие советы Вы можете дать обывателю, далекому от современного искусства? Можно ли его понять?

– Современное искусство более интеллектуально и концептуально, а в связи с этим более абстрагировано и не столь визуально, потому что имеет более глубокие смыслы. Даже названия работ современных художников такие, как «Звуки бегущего потока», «Сущность правды», «Реальность» для зрителя могут показаться непонятными. Нужно вникать и, как мне кажется, не отвергать, а пытаться понять суть работы. Больше смотреть, читать, интересоваться. Главное – желание!


© Все права защищены | Газета онлайн «Молодежное.инфо»

Автор: Марика Соло (Россия, Омск)